Троицкий, извинитесь (К годовщине со дня убийства царской семьи)


17.07.2011


Раньше самых заносчивых писак сдерживал страх, зачастую – страх настоящей смерти. Мерзавца за ложь или оскорбление могли вызвать на дуэль. Сегодня же вызовут разве что в суд, нажалуются.

Но это для обидчика не так страшно: суду он скажет, что моя хата с краю и вообще, мол, я пуделей люблю. (Но сегодня о другом Троицком.)
Когда такое раздолье, некоторые крайне несдержанные господа считают своим долгом поведать миру всё, что в его голове вообще есть.

Накануне ужасной, трагической даты – годовщины расстрела царской семьи – журналист Николай Троицкий пишет, что последний (не люблю здесь употреблять это слово) Государь заслужил для себя и своей семьи такую казнь. Если быть точнее, то Троицкий пишет <<поплатился>>.

Так за что же поплатился Николай II? Он поплатился за великую страну, которая стала противна её завистникам и клеветникам. За то, что к началу XX века Царская Россия, как пишет монархист до мозга костей Иван Солоневич, стала (парадокс!) самым социалистическим государством мира того времени.

За то, что модные революционные идеи стали разбиваться в пух и прах, и пылкие эмигранты провозгласили: чем хуже, тем лучше! (это как сейчас оппозиция мечтает, чтобы Путин-Медведев-Сурков довели страну до ПОЛНОГО обнищания).

Видимо, Государь поплатился и за смерти великих князей, своих родственников. И все эти тираны Романовы, которые прощали своих убийц-террористов и лично просили о помиловании бомбистов («ибо те не ведали, что творят»), тоже поплатились за своё великодушие.

Надо было мочить, мочить в сортире, как всё тот же Путин. Уж этот никогда не поплатится. Но у царей другие нравы.

Конечно, Николай II поплатился за всю эту тюрьму народов. И за тех оголтелых тыловиков, вмиг обернувшихся революционерами, которые ринулись отверзать врата темниц, всех темниц проклятой тюрьмы народов. А там – дюжина убийц на всю Петропавловку, а все остальные камеры – пустые…

Журналист Троицкий ставит в вину Государю, что тот держался за власть. Николай клялся своим предкам и своему отцу лично, что будет её держать в своих руках до скончания жизни. И держал эту власть, которую брать вообще не хотел. Как не хотел и его далёкий предок Михаил Фёдорович.

Когда же настало тяжёлое время выбора, Государь пошёл навстречу предателям, трусам и заговорщикам, во избежание междоусобицы. И за это «поплатился».

Однако как и за что поплатился Николай II, это не Троицкому решать. Цари держат ответ перед Богом, а не перед журналистами. Но накануне годовщины со дня казни царской семьи Троицкий решил опорочить память царственных страстотерпцев ещё раз. В лучших традициях ленинизма и в соответствии с генеральной линией партии он тараторит про «лютый царизм» и «зло монархии».

И здесь, очень кстати, обнаруживаются потомки Романовых, которые становятся мишенью острого журналистского пера.

О правах Марии Владимировны и Георгия Михайловича Романовых на престол можно спорить. Этому посвящены десятки трудов историков, монархистов, а также монархистов-историков.

Но Троицкий, конечно, умнее. Своим желчным и, на мой взгляд, абсолютно дилетантским «портретом» он ставит точку: монархии в России не бывать. Тем более что должность в «Норильском никеле» Георгию Романову куда милее, чем престол: «хоть какая-то власть».

А вот это – оскорбление.

Георгий Михайлович никогда не скрывал, что хотел бы трудиться во благо России, в России. И пост советника он занял торжественно, символично. Впрочем, в полном соответствии с полученным (великолепным) образованием.

Мария Владимировна и Георгий Михайлович на венчании Князя Монако Альберта II и Княгини Монако Шарлен, урождённой госпожи Шарлин Линетт Уиттсток. Фото с http://nikolaevec.livejournal.com

Возможно, Троицкому непривычно, что Георгий не борется за власть, не выгрызает её зубами, как оголтелые питерцы или внесистемники, для которых власть – цель всей жизни, наркотик. 


Романовы не разоблачают, не обличают, а созидают. Мария Владимировна и её сын выучили печальный урок истории, они знают, что вражда – это плохо, хватит, повоевали. Ничего хорошего из этого не выйдет никогда.

Потомки Романовых не стремятся взять власть, как не стремились Михаил и Николай. Но если эта власть попадёт в руки Романовых, то они будут обязаны её взять и «держаться» за неё, «хвататься всем, чем можно и нельзя», поскольку это их долг.

Такие высокопарности. Такой пафос.

Русские монархисты запутались в паутине споров о престолонаследии, пишет Троицкий. И здесь он прав. Монархисты запутались так же, как запутались либералы, коммунисты, православные, лесбиянки и анархисты. Запутались все и варятся вот в этом постсоветском котле непонимания, в состоянии холодной гражданской войны.

Запутался, кажется, и Троицкий, который оскорбил лично Георгия Романова и ту часть монархистов, которые верны ему и его матери. Для Троицкого – это пустые слова, поскольку понятия о чести, верности и долге должны быть чужды такому человеку.

Поплатился не Николай, а все мы, русские люди. Которые не оставили себе ничего святого, кроме себя самих, таких любимых, таких свободных. Ведь свободный гражданин может поливать грязью кого угодно.

В суд на Троицкого, думаю, подавать никто не станет. Бог ему судья. Однако сейчас я заявляю, что вы, Троицкий, подлец. Подлец. И я требую извинений перед теми, кому дорога память убитых мучеников.

Для такого «портрета» надо было, как минимум, выбрать другое время.

Кстати, о дуэли. Мне очень жаль, что таковой институт фактически изжил себя. Впрочем, ни я, ни Троицкий – не дворяне…